Как новый антииммиграционный закон Италии влияет на ее небольшие города

Днем 25 октября 2018 года 14-летний Нидаль и 15-летний Хасиб прогуливались по узким улочкам Камини, небольшого городка в регионе Калабрия, на юге Италии. Семья Нидаля приехала из деревни Кафарума, расположенной у ворот Идлиба, города на северо-западе Сирии, где все еще сопротивляются силы, противостоящие режиму Башара Асада. Хасиб был родом из Лахора, Пакистан, и последние четыре года жил в Италии со своей 13-летней сестрой Маскан. Двое мальчиков болтали и смеялись, направляясь в мультимедийный класс, которым управляет местный кооператив Jungi Mundu, что на калабрийском диалекте означает “объедини мир”. Их урок в тот день касался эпохи европейского колониализма и подъема национализма.

Jungi Mundu была основана в 1999 году Росарио Цурцоло. Цурцоло возглавляет систему защиты просителей убежища и беженцев, известную под итальянской аббревиатурой SPRAR, в Камини в сотрудничестве с местным муниципалитетом. Основанная в 2002 году, SPRAR получила высокую оценку во всей Европе за содействие приему иммигрантов. Проект получает средства от министерства внутренних дел Италии. По состоянию на январь этого года в Италии насчитывается 877 проектов SPRAR, охватывающих более полутора тысяч муниципалитетов.

Чрезвычайные центры приема иммигрантов, созданные для иммигрантов, известные под их итальянской аббревиатурой CAS, занимают полуразрушенные и переполненные здания в пригородах крупных городов. Ими часто управляют частные компании, которые в сотрудничестве с местными мафиями превратили процесс приема в бизнес. Однако СПРАР предоставляет свободные квартиры иммигрантам. Это делает процесс интеграции более естественным, поскольку к иммигрантам относятся не как к заключенным в изолированных помещениях, а как к части местного населения. Это также позволяет им изучать итальянский язык, устраиваться на работу и вносить свой вклад в сообщество.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *